Подписаться для e-mail
уведомление
1.67136
2.15014
1.95583
1.81179

Вход за взискатели
Потребител:
Парола:

Публикации

Начало » Публикации

Некоторые вопросы нового ГПК и международного принудительного исполнения

Гарантии исполнения обязательств в международном обмене Процессы глобализации и интеграции государств в международном сообществе охватывают  все интенсивнее и нашу страну. За последние два десятилетия мы стали свидетелями  перехода от государственного регулированного хозяйства к рыночной экономике, который произошел и с активным участием иностранных инвестиций и хозяйственной деятельности иностранных лиц. Иностранные лица приобрели  участия в болгарских предприятиях и участвовали в учреждении торговых обществ в Болгарии для осуществления хозяйственной деятельности. Особенно силен в последние годы интерес иностранных лиц к инвестициям в недвижимость в стране. Транснациональные компании проникают к нам, устанавливая свое присутствие на рынке посредством реализации своей продукции на болгарском рынке, а также посредством „вывоза” производств. Участие Республики Болгария в Европейском союзе содействует дальнейшему усилению и укреплению  международных экономических отношений. Договор о создании Европейского Сообщества в своих статьях 23, 39, 43, 49 и 56, устанавливает принципы свободного передвижения товаров, услуг, лиц и капиталов в пределах Сообщества. Ст. 65 Договора наделяет Сообщество властью принимать меры в сфере судебного сотрудничества по гражданско-правовым вопросам с трансграничным эффектом, включительно в области признания и исполнения решений по гражданским и торговым делам. Усиленный международный обмен благами, иностранными инвестициями и хозяйственной деятельностью иностранных лиц в Республике Болгария требуют наличия соответствующих правовых гарантий исполнения обязательств. Наряду с гарантиями, предусмотренными в Законе об обязательствах и договорах и Торговом законе, какими являются санкции за неисполнение и за просроченное исполнение (процент за просрочку, неустойка, задаток, возмещение компенсации за понесенные убытки и упущенную выгоду) и возможность учреждения обеспечения (ипотека, залог, поручительство[1]), существенной и необходимой гарантией является возможность принудительного исполнения обязательств при содействии государства в лице его  судебных органов и органов принудительного исполнения. Осознавая эту необходимость, законодатель на протяжении многих лет проводил реформы в гражданском процессе посредством соответствующих изменений и дополнений Гражданского процессуального кодекса. Важная реформа в направлении к ускорению и повышению эффективности исполнительного процесса была проведена  Законом о частных судебных исполнителях (Обн. ГГ, ном. 43 от 20.05.2005г., изм. и доп.).  Следующим существенным шагом было принятие нового Гражданского процессуального кодекса /ГПК/ (обн. ГГ, ном. 59 от 20.07.2007г., в силе с 1.03.2008г., изм. и доп. ГГ, ном. 50 от 30.05.2008г., в силе с 1.03.2008г.). Новый ГПК отменил полностью  ГПК от 1952г. Вступление в силу нового ГПК 1 марта этого года было встречено с тревогами и опасениями юридической общностью у нас. Многолетнее применение ГПК от 1952г. сформировало значительную судебную практику по его применению, существует множество трудов  и публикаций по гражданскому процессуальному праву и его отдельным вопросам, написанных при действии отмененного закона – в первую очередь это монументальный труд проф. Живко Сталева „Болгарское гражданское процессуальное право”, вышедший  восьмью изданиями. Независимо от своих достоинств или недостатков, новый ГПК является фактом и действующие юристы поставлены перед необходимостью, перед трудной и ответственной задачей толковать и применять его положения. Немало вопросов возникает в связи с новым правовым режимом принудительного исполнения согласно ГПК, урегулированном в Части Пятой „Исполнительное производство”. Вопросы возникают еще и в связи с основными вопросами исполнительного процесса – предпосылки принудительного исполнения. Как известно, существуют три предпосылки  принудительного исполнения, которые обусловливают наличие права на принудительное исполнение,: исполняемое право, основание исполнения и исполнительный лист /так нас учит Ж. Сталев, Болгарское гражданское процессуальное право, С., 2004, стр. 723-724/. Новый режим исполнительного производства, однако, ставит ряд дискуссионных вопросов, на которые, надеемся обратить внимание в настоящей статье, не претендуя на то, что даем окончательные ответы и бесспорные толкования. Основания исполнения и приказное производство согласно новому Гражданскому процессуальному кодексу 

 

При действии ГПК от 1952г. основания исполнения и производство по выдаче исполнительного листа регулировались в Части второй „Исковое производство” /ст. 237-255 ГПК/. Хотя и спорное с точки зрения формальной юридической логики, систематическое место оснований исполнения и производства по выдаче исполнительного листа отражало идею того, что производство может превратиться в двустороннее и состязательное на более  поздней фазе, при обжаловании определения о выдаче исполнительного листа, при предъявлении  возражений по ст. 250 ГПК/отм./ или при предъявлении  иска по                   ст. 254 ГПК /отм./[2]. Это показывает, что установление исполняемого  права могло быть проведено параллельно с его принудительным исполнением[3].В новом ГПК исполнительные основания перечислены в ст. 404 ГПК. После внимательного прочтения положения устанавливается, что закон касается лишь т.н. „судебных оснований исполнения” – решений и других актов, постановленных судебным или другим правовым органом, включительно иностранным судом или арбитражем. В предписании отсутствует длинный список „несудебных оснований исполнения”, предусматривавшихся в отмененном  ГПК, а именно: документы и выписки со счетов, устанавливающие требования банков, государственных учреждений и муниципалитетов, НЗОК и РЗОК; документы и выписки из бухгалтерских книг, устанавливающие обязательства работодателей по денежным суммам, подлежащим выплате работникам и служащим по трудовым правоотношениям;  постановления  административных органов, по которым допущение исполнения  возложено на гражданские суды; простые векселя, переводные векселя, чеки и другие ценные бумаги, облигации и купоны на проценты по ним; нотариальные акты; соглашения и другие договоры с нотариальной заверкой подписей; выписка из Центрального реестра особых залогов о вписанном договоре о продаже с сохранением права собственности до выплаты цены и договоры лизинга; концессионные договоры; вступившие в силу акты об установлении частных государственных и муниципальных сумм к получению; другие документы, на основании  которых закон допускает выдачу исполнительного листа (см. ст. 237, б. „в” - „м” ГПК /отм./). Аналог несудебных оснований исполнения обнаруживаем единственно в ст. 417 ГПК, озаглавленной „Приказ об  исполнение на основании документа”. Существенной новостью в ГПК по сравнению с отмененным законом является приказное производство, урегулированное в Главе ХХХVІІ. Новый  процессуальный закон предусматривает возможность издания приказа  об исполнении в случаях, предусматриваемых ст. 410, пар. 1 ГПК  (при которой не требуется представления документа) и ст. 417 ГПК (на основании представления какого-либо из перечисленных в предписании документов[4]). Приказное производство урегулировано как составная часть принудительного исполнения, как производство, предшествующее началу подлинного исполнения. Если провести аналогию между приказным производством согласно новому ГПК и производством по выдаче исполнительного листа на основании несудебного основания исполнения  согласно  старому ГПК, будут установлены. определенные сходства, но и существенные различия. Производство по выдаче исполнительного листа  по ст. 242-244 ГПК /отм../ включало проверку судом основания исполнения – является ли основание исполнения законным с внешней стороны и устанавливает ли подлежащее принудительному исполнению притязание. В производстве по изданию приказа об исполнении по ст. 410, пар. 1 ГПК не представлено  «основание исполнения» (документ, удостоверяющий исполняемое право), причем для инициирования производства достаточно утверждение заявителя о том, что требуемые суммы к получению подлежат уплате на определенном правовом основании. Ближе всего к  производству по выдаче исполнительного листа на основании несудебного основания исполнения согласно ГПК /отм./ является производство издания приказа об исполнении на основании документа по ст. 417 ГПК и возможность кредитора потребовать от суда распорядиться о незамедлительном исполнении и выдать исполнительный лист. Из бегло обрисованных характеристик приказного  производства видно, что приказное производство предшествует производству по выдаче исполнительного листа, урегулированному в ст. 405-409 ГПК. Следовательно, сам приказ об исполнении, включительно приказ об исполнении на основании документа по ст. 417 ГПК (несудебное основание исполнения согласно отмененному ГПК), является „ основанием исполнения” по смыслу ст. 404 ГПК, когда допущено незамедлительное исполнение или когда приказ об исполнении вступил в силу. Если опираться на конструкцию, утвержденную в гражданско-процессуальной доктрине, окажется, что в действующем  исполнительном процессе существуют два типа  оснований исполнения – документы, предусматриваемые ст. 417 ГПК и приказ об исполнении (вступивший в силу или по которому допущено незамедлительное исполнение)! Замысел приказа об исполнении состоит в  установлении «бесспорности» суммы к получению. Эта законодательная идея может быть выведена из ст. 414 ГПК, которая дает возможность должнику возразить письменно против приказа об исполнении, при этом он не обязан обосновывать /мотивировать/ свое возражение. Эта возможность защиты должника является логичным последствием того, что заявитель ходатайствует об издании приказа об исполнении лишь на основании своего утверждения того, что определенное лицо является должником. Этому «голословному» утверждению должник может противопоставить другое такое утверждение – письменное возражение, что не является должником. Приказ о незамедлительном исполнении дает кредитору преимущество, поскольку опротестование распоряжения о незамедлительном исполнении не останавливает исполнения. Это оправдано, поскольку приказ об исполнении, по которому постановлено незамедлительное исполнение, основывается на документе по ст. 417 ГПК. Наличие такого документа создает достоверность существования  исполняемого права и ввиду этого, так сказать, поддерживает исполнительную силу приказа об исполнении, когда оспаривание должником не приводит к  автоматическому прекращению принудительного исполнения. С учетом изложенных рассуждений касательно приказного производства, считаем необходимым переосмыслить доктрину оснований исполнения, которая поддерживалась при действии отмененного ГПК. Основаниями исполнения согласно действующему ГПК следует рассматривать лишь акты, удостоверяющие установленные в судебном порядке притязания или притязания, принимаемые „бесспорными”, поскольку должник не защитился против изданного судом приказа об исполнении в установленные для этого сроки (т.е. эта бесспорность должна быть установлена, в конечном счете, при содействии суда).

 

            Воспринятые законодателем новые разрешения и отступление от утвердившихся конструкций в исполнительном процессе уже привели к противоречивым толкованиям со стороны судов – в связи с поданными заявлениями о выдаче исполнительного листа на основании несудебных исполнительных оснований в порядке, предусматриваемом ГПК /отм./. Так например, некоторые составы Софийского районного суд прекратили как недопустимые производства по заявлениям о выдаче исполнительного листа по векселям, поданным до даты  вступления в силу ГПК /01.03.2008г./. Решающие составы мотивировались незамедлительным действием и обратной силы гражданского  процессуального закона. В отношении нерешенных к 01.03.2008г. судебных производств по ст. 242 и сл. ГПК /отм./ следовало применять новый ГПК, поскольку не было предусмотрено исключение из указанных общих принципов действия во времени гражданского процессуального закона. Заявления согласно ст. 242 от ГПК /отм./ о выдаче исполнительного листа, оказывается, не были исковыми заявлениям, ввиду чего к их рассмотрению и решению неприменимыми являются §1, пар.1 и §2, пар.1 ПЗР нового ГПК. Вместе с тем судьи обосновали и отсутствие  аналога производству по выдаче исполнительного листа на основании несудебного исполнительного основания по новому ГПК. Решающие составы не принимали, что  § 1, пар.1 и § 2, пар.1 ПЗР  ГПК утверждают принцип, состоящий в том, что процессуальное правоотношение, направленное на реализацию притязания, возникшее  при условиях  отмененного закона, следует  развить и завершить в старом порядке. Исходя из более весомого аргумента (per argumentum a fortiori, argumentum a maiore ad minus), сохранившееся действие отмененного процессуального закона об исковом производстве должно было бы найти применение и относительно производства по реализации права на несудебном основании исполнения. Действительно, заявление о выдаче исполнительного листа на несудебном основании исполнения согласно отмененному ГПК не представляет искового заявления, но имеет аналогичную функцию ходатайства о судебной защите нарушенного материального права, адресованного компетентному органу правосудия [5].            Все же, следует отметить, что приказное производство не  новость  в болгарской правовой действительности. В Болгарии в период после Освобождения действовал Закон  о приказном судопроизводстве от 1897г. (утвержденный указом от 30.11.1897 г., под № 206, обн., ГГ, ном. 277 от 15.12.1897 г.), где правовое устройство заимствовало свои основные идеи из законодательства Германии и Австрии[6]. Закон предусматривал, что если предметом иска являются денежные суммы к получению, истец вправе ходатайствовать о выдаче против ответчика приказа о платеже, если все обстоятельства, на которых основывается  требования истца, удостоверены нотариальным актом или частным актом, заверенным в нотариальном порядке, при условии, что эти акты с внешней стороны не будят сомнения (ст. 2). Предусматривалась и выдача приказа об исполнении по переводному векселю и простому векселю (ст. 14). Общая идея закона заключалась в придании исполнительной силы актам, удостоверяющим требования (притязания), пользующиеся  большой степенью бесспорности, ввиду характера удостоверяющих их актов (официально удостоверенные документы или акты с сильно формализованным содержанием). 

 

Принудительное исполнение иностранных актов по Кодексу МЧП и праву Сообщества       Со вступлением в силу Кодекса международного частного права /КМЧП/ (обн. ГГ, ном. 42 от 17.05.2005г.) впервые был введен принцип свободного передвижения судебных решений, предотвращающий и ограничивающий противоречивую судебную практику, и обход судебной компетенции [7]. Признание иностранного решения осуществляется органом, перед которым предъявляется, т.е. нет необходимости в опосредующем акте болгарского суда (ст. 118, ал.1 КМЧП). При споре об условиях признания иностранного решения может быть предъявлен иск в Софийский городской суд (ст.118, пар.2 КМЧП). С другой стороны, допущение  исполнения иностранного судебного решения требует предъявления иска  в Софийский городской суд (ст. 119, пар. 1КМЧП). Другими словами, КМЧП допускает прямое признание иностранного решения, если целью является лишь распространение силы рес юдиката согласно болгарскому законодательству  (напр. решение о  прекращении брака), без необходимости  принудительного исполнения на территории  Республики Болгария (напр. исполнение обязательства по выплате на содержание ребенка или бывшего супруга). В случае, если целью является принудительное исполнение,  необходимо пройти через процедуру экзекватуры, которая урегулирована как исковое производство по допущении исполнения решения. Допускается исполнение только вступивших в силу иностранных решений (арг. ст. 119, пар.2 КМЧП). Эти правила являются действительными только для исполнения  решений и актов, постановленных органами  третьих государств -  за пределами Европейского союза. Для исполнения решений и актов органов государств-членов ЕС будут применяться правила  право Сообщества и Части седьмой ГПК. Восстановление приказного  производства в объективном процессуальном праве Республики Болгария дает возможность требовать признания приказа об исполнении, изданного болгарским судом, в другом государстве члене Европейского союза в порядке  Регламента № 44/2001[8]. Согласно ст. 33 Регламента № 44/2001 судебное решение, которое вынесено в государстве члене,  признается в другом государстве члене, без необходимости в проведении любой специальной процедуры. В целях регламента „судебное решение” означает любое судебное решение, вынесенное судом или правовым органом, как бы ни называлось судебное решение, включительно декрет, распоряжение, решение или приказ об исполнении (подчеркнуто авторами - А.Т., М.Б.), а также и  определение издержек служителя суда (ст. 32). Заявление о признании болгарского приказа об  исполнении подается в компетентный орган в государстве члене по месту исполнения, указанному в списке – приложение ІІ к Регламенту (ст. 39), причем процедура по исполнению регулируется в соответствии с процессуальным законодательством   государства -члена, где необходимо исполнение обязательства.        

 

Вышеописанные правила будут применяться и при исполнении на территории   Республики Болгария судебного решения (включительно приказа об исполнении), изданного другим государством членом. Болгарский законодатель  установил наиболее общие правила  производств  по признанию и допущению исполнения  судебных решений или других актов, постановленных государством членом (Глава 57 „Признание и допущение исполнения судебных решений и актов при действии права Европейского союза”). Все остальные вопросы регулируются  Регламентом № 44/2001.  Судебное решение или другой акт признаются  органом,  которому предъявляется, на основании заверенной копии и сопровождающего его удостоверения, когда акт  Европейского союза требует этого (ст. 621, пар.1 ГПК)[9].      Допущение исполнения осуществляется по заявлению кредитора, внесенному в окружной суд по постоянному адресу или месту нахождения должника или месту исполнения обязательства (ст. 623 ГПК). Суд рассматривает условия  допустимости согласно ст. 33-37 Регламента № 44/2001 и издает „декларацию о реальности исполнения”. Производство по допущению исполнения по решению, вынесенному органом государства члена, в отличие от производства по ст. 119 КМЧП, не является исковым. Такой способ допущения  исполнения соответствует принципу свободного движения судебных решений. Следует отметить, что возможность запроса о принудительном исполнении за рубежом на основании приказа об исполнении, выданного болгарским судом, имеет важное ограничение, установленное ст. 411, пар. 2, п. 3 и п. 4 ГПК. Суд обязан отказать в издании приказа об исполнении, если  должник не имеет  постоянного адреса или места нахождения на территории Республики Болгария, или если у него нет обычного  места пребывания  или места осуществления деятельности на территории Республики Болгария[10]. Указанные основания отказа на выдачу приказа об исполнении продиктованы  идеей о   наличии прочной связи должника (физического или юридического лица) с территорией страны – наличие постоянного адреса или места нахождения головного офиса, соответственно, обычного места  пребывания или места осуществления деятельности у нас. Ставится вопрос, являются ли эти требования в отношении связи с территорией Болгарии альтернативными или кумулятивными. По нашему мнению, требование в отношении постоянного адреса должно применяться к физическим лицам - болгарским гражданам (в соответствии с распоряжениями Закона о гражданской регистрации), а в отношении иностранных лиц следует применять требование к „обычному месту пребывания” – основной критерий для определения применимого права при правоотношениях с международным элементом и международной компетенции судов и других органов[11]. Вопрос  дополнительно комплицирован ввиду того, что критерий „обычного места пребывания” не является формальным (связан с административной регистрацией, подачей заявления в органы местной власти и пр.), а  фактическим. При его установлении следует учитывать факты личного или семейного характера, которые свидетельствуют о прочных связях между лицом и местом его пребывания [12]. В приказном производстве трудно (или невозможно) установить наличие обычного места пребывания должника в Республике Болгария, ввиду его фактического характера, который мог быть предметом доказывания искового процесса. В наилучшем случае, о наличии обычного места пребывания иностранного лица можно судить на основании индиций (косвенных доказательств) – наличие адресной регистрации, выданного разрешения на продолжительное или постоянное пребывание иностранца, удостоверение  пребывания гражданина Европейского союза или члена его семьи, заключенный долгосрочный договор найма и пр. Смысл этого законодательного решения заключается в поиске бесспорности требования к получению, которую невозможно  постигнуть, если должник не имеет прочных связей с территорией Республики Болгария. Нам кажется, однако, что предстоит возникновение осложнений в практике по применению этого требования закона[13].  ГПК не предусматривает конкретно, применяются ли предписания ст. 411, пар. 2 ГПК и при производстве по изданию приказа об исполнении на основании документа по ст. 417 ГПК, но соображения законодателя, ввиду которых поставлены эти требования, должны относиться и к этому производству.  В ст. 619 и 620 ГПК урегулированы производства по выдаче удостоверения о европейском исполнительном основании бесспорного требования. Удостоверение согласно Регламенту № 805/2004[14] выдается по запросу суда первой инстанции, рассмотревшего дело. Распоряжение, на основании  которого удовлетворяется заявление о выдаче удостоверения, не подлежит обжалованию и не сообщается   должнику. Распоряжение, на основании которого полностью или отчасти не удовлетворяется заявление, подлежит обжалованию  частной жалобой, копия которой о передаче не представляется. При допущении исполнения судебного решения, вынесенного судом или другим правовым органом государства члена ЕС, в другом государстве члене речь идет об одной, хотя и достаточно упрощенной, процедуре по экзекватуре (признание и допущение исполнения иностранного  судебного решения) перед судебным органом государства, в котором необходимо проведение  исполнение. При удостоверении о европейском исполнительном основании исполнительная сила акта придается органом государства по происхождению, что является большим облегчением для кредитора. Суд первой инстанции, рассмотревший  дело, выдает по запросу стороны удостоверение о признании  или допущении  исполнения  болгарского судебного решения в другом государстве члене (ст. 620, пар. 1 ГПК).    Следует учитывать, что понятие „бесспорное требование” по смыслу  Регламента № 805/2004 является широким, включая и требования, которые не установлены  судебным решением, а  другим актом – соглашением или т.н.„публичным документом”[15]. К сожалению, болгарский процессуальный закон не допускает принудительное исполнение на основании документа, который не указан в ст. 404 ГПК, а в этом распоряжении рассматриваются только т.н. судебные основания исполнения. Некоторые документы[16] могут обладать исполнительной силой, но не прямой, а опосредованной  успешным завершением приказного производства вступившего в силу приказа об исполнении или приказа об исполнении, который издает распоряжение о незамедлительном исполнении. Вместе с тем, в силу Регламента № 805/2004 Болгария обязана признавать исполнение обязательств на своей территории, осуществляемое на основании соглашений и публичных документов, составленных в государстве члене, с тем, чтобы болгарские граждане могли пользоваться реципрочной привилегией  облегченного принудительного исполнения в другом государстве члену, поскольку болгарский закон не допускает возможности удостоверения несудебных актов как европейское основание исполнения. Следующим шагом к применению  принципа  взаимного признания решений по гражданским и торговым делам и созданий единой и упрощенной процедуры получения судебного акта о бесспорных требованиях, является Регламент № 1896/2006  Европейского парламента и Совета о создании процедуры европейского приказа о платеже [17] (этот акт начинает применяться с 12.12.2008г.). Этот  регламент принят как мера Сообщества согласно ст. 61, б. „в” и ст. 65, б. „в” Договора о создании Европейского сообщества. Регламент № 1896/2006 применяется в отношении к „трансграничным случаям”, которые  определены как случаи, при которых место жительства или обычное пребывание хотя бы одной из сторон находится в другом государстве члене, а не в государстве-члене в суде которого происходит разбирательство. Место жительства определяется согласно ст. 59 и 60 Регламента № 44/2001 (ст. 3 Регламента № 1896/2006). В целях Регламента № 1896/2006 компетенция определяется согласно соответствующим правилам права Сообщества, в частности  Регламента № 44/2001 (ст. 6 Регламента № 1896/2006).  В этой  связи, достаточно указать, что основным принципом в определении компетентного суда по Регламенту № 44/2001 является место жительства (домицилия) ответчика. Процедура по изданию  европейского приказа о платеже введена в болгарском законодательстве положениями Главы 58 ГПК. Ст. 625, пар.1 ГПК предусматривает, что заявление об издании европейского приказа о платеже подается в окружной суд по постоянному адресу  должника, по месту нахождения его головного офиса или по месту исполнения. Из анализа распоряжения можно сделать следующие выводы: 1/ когда речь идет об окружном суде по постоянному адресу или месту нахождения головного офиса должника, имеется в виду заявление об издании европейского приказа о платеже от заявителя, который проживает в государстве члене ЕС против должника - гражданина или юридическое лицо, проживающего в Республике Болгария (не допустимо заявление об издании европейского приказа о платеже от лица, проживающего в Республике Болгария против другого такого лица, поскольку не будет выполнено требование о наличии „трансграничного случая”, значение которого было указано); 2/ когда местом исполнения является Республика Болгария, болгарский гражданин или юридическое лицо может требовать от болгарского суда издания европейского приказа о платеже против лица, проживающего в другом государстве члене ЕС. В обратной  гипотезе – исполнение в Республике Болгария европейского приказа о платеже, изданного судом другого государства-члена – необходима выдача исполнительного листа болгарским судом, т.е. исполнение европейского приказа о платеже не  допускается непосредственно на территории нашей страны (другой вопрос, насколько это соответствует принципу свободного движения решений и взаимного доверия в правосудии государств- членов ЕС).  В заключение, следует указать, что только начальная фаза исполнительного процесса при международном принудительном исполнении регулируется актами Европейского союза. Сами  способы исполнения и исполнительные действия регулируются национальным законодательством и являются подведомственными соответствующим   компетентным органам в государство по месту исполнения. На данном этапе не предусмотрена возможность того, чтобы болгарский исполнительный орган проводил принудительное исполнение в государстве члене и таким же образом, орган  принудительного исполнения государства члена не мог бы исполнять у нас. Известные правомочия иностранных органов за пределами территории их государства предоставляются в виде исключения – в связи с производством по делу о несостоятельности. Ст. 18 Регламента № 1346/2000[18] позволяет ликвидатору (синдику), назначенному судом по месту возбуждения производства по несостоятельности реализовать все правомочия, предоставленные ему государством членом по возбуждению производства по делу о несостоятельности, пока там не будет возбуждено другое производство по делу о несостоятельности или пока не будет предоставлено обеспечение.       Александр Тонев – адвокат  Милен Бызински – частный судебный исполнитель  

 
 

[1] Различные виды учреждаемых договорами обеспечений урегулированы в Законе об обязательствах и договорах – ипотека, залог, поручительство, солидарная ответственность, Торговый закон – торговый залог, Закон об особых залогах – особый залог движимых вещей, сумм к получению, совокупности, торговое предприятие, доли в капитале общества и др., Законе о договорах финансового обеспечения – залог или договор передачи в отношении ценных бумаг или сумм получению со счетов, Законе о  гражданском воздухоплавании – залог  средств воздухоплавания, Кодексе торгового  кораблеплавания  – т.н. „морская ипотека” и др. Некоторые средства по обеспечению обязательств возникают ex lege – право на задержание, законный залог, процент за просрочку, обязательство за обезвреживание, возражение против невыполненного договора, солидарная ответственность (при обязательствах по недозволенному повреждению и при обязательствах, взятых на себя по торговой сделке, если не оговорено иное).  

 

[2] При действии отмененного ГПК от 1952г. двусторонний, спорный /а не охранительный/ характер производства по выдаче исполнительного листа поддерживался проф. Живко Сталевым, Болгарское гражданское процессуальное право, С.,2004г., стр. 735.

 

[3] Это уместное замечание г-на Борислава Белазелкова, за которое авторы  благодарят его.

 

[4] Акт административного органа, согласно которому допущение  исполнения возложено на гражданские суды; документ или выписка из бухгалтерских книг, посредством которых устанавливаются суммы к получению государственных учреждений, муниципалитетов и банков; нотариальный акт, соглашение или другой договор с нотариальной заверкой подписей; выписка из реестра особых залогов о вписанном обеспечении и начале исполнения; выписка из реестра особых залогов о вписанном договоре  продажи с сохранением права собственности до выплаты  цены  или лизинговом договоре; договоре о залоге или ипотечном акте по ст. 160 и ст. 173, пар. 3 ЗЗД; вступивший в силу акт установления частного государственного или муниципального требования к получению, когда его исполнение осуществляется в порядке ГПК; акт о начете; запись приказа, векселя или приравненной к ним  другой ценной бумаги, а также облигации или купоны по ним.    

 

[5] Это противоречие было устранено Законом об изменении и дополнении /ЗИД/   ГПК, обн. ГГ, ном. 50 от 30.05.2008г., которому была дана обратная сила. Посредством ЗИД ГПК был создан новый пункт 9 §2  ПЗР ГПК, который предусматривает, что производства по выдаче исполнительного листа по заявлениям, поступившим до 01.03.2008г., рассматриваются в старом порядке, а также и новый § 47, согласно которому прекращенные производства по §2 ПЗР ГПК  возобновляются в  служебном порядке судом.

 

[6] См. М. Павлова, Вексель прямой и переводной. С., 1998, стр. 183. 

 

[7] К. Маринов, Кодекс МЧП с введением. Избранные акты по МЧП, С., 2005,стр. 19.

 

[8] Регламент (ЕО) № 44/2001 Совета от 22.12.2000г. касательно компетенции, признания и исполнения судебных решений по гражданским и торговым  делам (опубл. в Официальной газете Европейских Сообществ, сер. L, ном. 12 от 16.01.2001г.). Использованы тексты актов Европейского Сообщества, опубликованные в Сборнике „Международное частное право – Часть І” издательства „Сиби”, 2007г., составитель д-р Боряна Мусева.  

 

[9] Распоряжение изменено ЗИД ГПК (обн. ГГ, ном. 50 от 2008г.). В своей первоначальной редакции ст. 621, апар.1 ГПК требовало, чтобы решение вступило  в силу, что противоречило  предписаниям Регламента № 44/2001, который основан на принципах свободного движения судебных решений и взаимного доверия в правосудии, осуществляемом органами государств- членов.

 

[10] В подобных случаях кредитор будет заинтересован включить арбитражное условие в свой договор, чтобы иметь возможность в более облегченном и быстром порядке получить основание исполнени

web design & hosting SoftHouse


Мы используем куки, чтобы гарантировать, что мы дать вам лучший опыт просмотра на нашем сайте. Узнайте больше о том, как мы используем куки и как вы можете изменить настройки.

Cookies

What are cookies ?

A cookie is a small text file that a website saves on your computer or mobile device when you visit the site. Cookies are widely used in order to make websites work, or work more efficiently, as well as to provide information to the owners of the site.

How do we use cookies?

Website use Google Analytics, a web analytics service provided by Google, Inc. ("Google") to help analyse the use of this website. For this purpose, Google Analytics uses"cookies", which are text files placed on your computer.

The information generated by the cookies about your use of this website - standard internet log information (including your IP address) and visitor behaviour information in an anonymous form - will be transmitted to and stored by Google including on servers in the United States. Google will anonymize the information sent by removing the last octet of your IP address prior to its storage.

According to Google Analytics terms of service, Google will use this information for the purpose of evaluating your use of the website and compiling reports on website activity.

We not use, and not allow any third party to use the statistical analytics tool to track or to collect any personally identifiable information of visitors to this site. Google may transfer the information collected by Google Analytics to third parties where required to do so by law, or where such third parties process the information on Google`s behalf.

According to Google Analytics terms of service, Google will not associate your IP address with any other data held by Google.

You may refuse the use of Google Analytics cookies by downloading and installing Google Analytics Opt-out Browser Add-on. The add-on communicates with the Google Analytics JavaScript (ga.js) to indicate that information about the website visit should not be sent to Google Analytics.

Cookies are also used to record if you have agreed (or not) to our use of cookies on this site, so that you are not asked the question every time you visit the site.

Google Analytics Opt-out Browser Add-on

How to control cookies?

You can control and/or delete cookies as you wish. You can delete all cookies that are already on your computer and you can set most browsers to prevent them from being placed.

All about cookies

Managing cookies in your browser

Most browsers allow you to:
  • see what cookies you have got and delete them on an individual basis
  • block third party cookies
  • block cookies from particular sites
  • block all cookies from being set
  • delete all cookies when you close your browser

If you chose to delete cookies, you should be aware that any preferences will be lost. Also, if you block cookies completely many websites (including ours) will not work properly and webcasts will not work at all. For these reasons, we do not recommend turning cookies off when using our webcasting services.
X